Психология смысла: смысл жизни в контексте логотерапии, смыслотерапии

Рейтинг: +1 Нравится Не нравится
Раздел: Психотерапия
Разместил: Геннадий Скараев
Автор/источник: sunhome.ru
Понятие смысла очень близко к понятию цели жизни, смысл можно рассматривать и как цель, и как практическую пользу или выгоду. В этом случае он познается только тогда, когда мы теряем.

Экзистенциальный кризис (кризис человеческой жизни) воспринимается не как интеллектуальное открытие, а, скорее, как отнятие того, что у человека было. Человек начинает задумываться о смысле жизни тогда, когда у него возникает экзистенциальная тревога.

Экзистенциальная тревога - это душевная боль, тоска, тревога по поводу человеческого существования.

Мысли и чувства человека находящегося в состоянии экзистенциальной тревоги, а также возможные пути выхода из этого состояния лучше всего переданы в произведении "Исповедь" Льва Толстого:

Я нашел, что для людей моего круга есть четыре выхода из того ужасного положения, в котором мы все находимся.
Первый выход есть выход неведения. Он состоит в том, чтобы не знать, не понимать того, что жизнь есть зло и бессмыслица. Люди этого разряда — большею частью женщины, или очень молодые, или очень тупые люди — еще не поняли того вопроса жизни, который представился Шопенгауэру, Соломону, Будде. Они не видят ни дракона, ожидающего их, ни мышей, подтачивающих кусты, за которые они держатся, и лижут капли меду. Но они лижут эти капли меда только до времени: что-нибудь обратит их внимание на дракона и мышей, и — конец их лизанью. От них мне нечему научиться, нельзя перестать знать того, что знаешь.
Второй выход — это выход эпикурейства. Он состоит в том, чтобы, зная безнадежность жизни, пользоваться покамест теми благами, какие есть, не смотреть ни на дракона, ни на мышей, а лизать мед самым лучшим образом, особенно если его на кусте попалось много. Соломон выражает этот выход так:
«И похвалил я веселье, потому что нет лучшего для человека под солнцем, как есть, пить и веселиться: это сопровождает его в трудах во дни жизни его, которые дал ему бог под солнцем.
Итак, иди ешь с веселием хлеб твой и пей в радости сердца вино твое... Наслаждайся жизнью с женщиною, которую любишь, во все дни суетной жизни твоей, во все суетные дни твои, потому что это — доля твоя в жизни и в трудах твоих, какими ты трудишься под солнцем... Все, что может рука твоя по силам делать, делай, потому что в могиле, куда ты пойдешь, нет ни работы, ни размышления, ни знания, ни мудрости».
Этого второго вывода придерживается большинство людей нашего круга. Условия, в которых они находятся, делают то, что благ у них больше, чем зол, а нравственная тупость дает им возможность забывать, что выгода их положения случайна, что всем нельзя иметь 1000 женщин и дворцов, как Соломон, что на каждого человека с 1000 жен есть 1000 людей без жен, и на каждый дворец есть 1000 людей, в ноте лицз строящих его, и что та случайность, которая нынче сделала меня Соломоном, завтра может сделать меня рабом Соломона. Тупость же воображения этих людей дает им возможность забывать про то, что не дало покоя Будде — неизбежность болезни, старости и смерти, которая не нынче — завтра разрушит все эти удовольствия. То, что некоторые из этих людей утверждают, что тупость их мысли и воображения есть философия, которую они называют позитивной, не выделяет их, на мой взгляд, из разряда тех, которые, не видя вопроса, лижут мед. И этим людям я не мог подражать: не имея их тупости воображения, я не мог ее искусственно произвести в себе. Я не мог, как не может всякий живой человек, оторвать глаз от мышей и дракона, когда он раз увидал их.
Третий выход есть выход силы и энергии. Он состоит в том, чтобы, поняв, что жизнь есть зло и бессмыслица, уничтожить ее. Так поступают редкие сильные и последовательные люди. Поняв всю глупость шутки, какая над ними сыграна, и поняв, что блага умерших паче благ живых и что лучше всего не быть, так и поступают и кончают сразу эту глупую шутку, благо есть средства: петля на шею, вода, нож, чтоб им проткнуть сердце, поезды на железных дорогах. И людей из нашего круга, поступающих так, становится все больше и больше. И поступают люди так большею частью в самый лучший период жизни, когда силы души находятся в самом расцвете, а унижающих человеческий разум привычек еще усвоено мало. Я видел, что это самый достойный выход, и хотел поступить так.
Четвертый выход есть выход слабости. Он состоит в том, чтобы, понимая зло и бессмысленность жизни, продолжать тянуть ее, зная вперед, что ничего из нее выйти не может. Люди этого разбора знают, что смерть лучше жизни, но, не имея сил поступить разумно — поскорее кончить обман и убить себя, чего-то как будто ждут. Это есть выход слабости, ибо если я знаю лучшее и оно в моей власти, почему не отдаться лучшему?.. Я находился в этом разряде.
Так люди моего разбора четырьмя путями спасаются от ужасного противоречия. Сколько я ни напрягал своего умственного внимания, кроме этих четырех выходов, я не видал еще иного.


Пауль Тиллих выделяет два уровня экзистенциальной тревоги - абсолютную и относительную, а также три стороны этого чувства.

1. Тревога судьбы и смерти - относительная степень

Это угрожает, но этого можно избежать, от него можно защититься. Тревога и страх смерти - это абсолютный уровень экзистенциальной тревоги. Это ужас перед безнадежностью, перед ощущением пустоты; перед вторжением небытия в собственное бытие.

2. Тревога пустоты и бессмысленности

На относительном уровне можно развлечься и забыться; на абсолютном же ее ничем нельзя заглушить.

3. Страх вины и осуждения (проклятия)

Виновность воспринимается здесь, как относительный уровень экзистенциальной тревоги, а осуждение или проклятие, как абсолютный.

В разные времена и при разных психических состояниях проявляется одна или другая сторона тревоги. Переживание бессмысленности жизни и желание покончить с ней находят, как правило, противостояние во внутреннем чувстве ответственности.

Виктор Франкл выделяет три основных вида влечения: стремление к обладанию, в т.ч. сексуальное влечение и сексуальная самореализация; влечение к достижению превосходства и власти; влечение к достижению смысла чего-либо.

В разные времена и в разных ситуациях человек хватается то за одно, то за другое влечение, а иногда и за все сразу, для того, чтобы отвлечься от чего-то более насущного, спрятанного гораздо глубже в нем самом. Лихорадочной и продуктивной, целенаправленной деятельностью человек иногда пытается заполнить внутреннюю пустоту.

Однако, при таком подходе к деятельности, человек неизбежно испытывает "депрессию победы"- это состояние, при котором люди, которые очень напряженно добиваются какой-либо цели, добившись ее, получают явное переживание экзистенциальной пустоты (отсутствия смысла жизни). В это время велика вероятность того, что человек начнет заполнять это чувство пустоты или, так называемый экзистенциальный вакуум, с помощью "эрзац - смыслов".

Эрзац-смысл - это рационализация смысла существования, т.е. это рационализированные, ложные мысли о человеческой ситуации. Они связывают существование с продуктами человеческой деятельности, ее результатами. Например, смысл жизни коровы, с точки зрения человека - в ее полезности для людей. Это пример эрзац-смысла, т.к. никто не знает точку зрения самой коровы.

Таким образом, сама постановка вопроса о смысле жизни предусматривает вторичность жизни по отношению к чему-либо более значимому и сводит его к результатам деятельности человека. На самом же деле, центром деятельности человека и ее смыслом является он сам.

Еще один вариант смысла жизни - через самоотдачу или жертву.

Зигмунд Фрейд говорил, что в конечном итоге смысл человеческой жизни должен иметь вечную, неизменную опору и поэтому вне религиозного сознания вообще невозможны никакие разговоры о смысле человеческой жизни. Т.к. Фрейд был атеистом и рационалистом, то это было очень смелое и жесткое заявление - и поэтому сам Фрейд считал жизнь бессмысленной.

Комментарии

Комментарии отсутствуют.
Авторизируйтесь, чтобы добавить комментарий.
Меню
 
[counter2]
Copyright 2010-2017 Психологический портал "Психология онлайн"